Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

Россия и ОПЕК договорились увеличить добычу. Что будет с ценами на нефть и рублем?

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

Нефтедобывающие страны, входящие в ОПЕК+, 15 июля договорились о переходе к следующему этапу соглашения, которое предполагает увеличение добычи нефти с августа, сообщили Bloomberg и Reuters со ссылкой на источники.

Прежние договоренности предполагали, что ограничения по добыче снизятся с 9,7 млн баррелей в сутки до 7,7 млн.

 Но в среду министерский комитет по мониторингу выполнения договоренностей (JMMC) согласовал график компенсации для тех стран, которые превышали свои квоты по добыче в мае и июне.

В числе таких стран Bloomberg называет Ирак и Нигерию. По словам собеседников агентства, они компенсируют нарушения, сократив добычу дополнительно на 842 000 баррелей в день в августе и сентябре.

 В результате запланированное на август увеличение добычи окажется почти в два раза меньше, чем ждал рынок, отмечает Bloomberg.

С учетом компенсаций эффективное сокращение добычи в августе составит 8,1-8,2 млн баррелей в сутки, заявил министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдулазиз бен Сальман по итогам заседания, передает ТАСС. 

Что произошло? После того, как в апреле стоимость барреля нефти Brent сократилась с $50 до $25 за баррель, страны ОПЕК+ заключили сделку о рекордном сокращении добычи до 9,6 млн баррелей в сутки. Еще тогда предполагалось, что с июля ограничения будут ослаблены до 7,7 млн баррелей в сутки, а с начала 2021 года до мая 2022 года снижение объема добычи уменьшится до 5,7 млн баррелей в сутки.

Но в начале июня картель решила продлить первый этап еще на месяц. Не все страны ОПЕК+ исполняли сделку. В мае сделка ОПЕК+ была выполнена на 87%, из-за чего на рынок поступило на 1,26 млн баррелей в сутки больше, чем ожидалось. Самыми ярыми нарушителями были Ирак (56%), Габон (-5%), Нигерия (57%), Ангола (71%) и Конго (72%).

При этом два главных члена картеля — Россия и Саудовская Аравия — исполнили свои обязательства на 96% и 100% соответственно. Сделку пришлось продлить на июль для того, чтобы компенсировать то, что было не исполнено.

Для более полного контроля комитет ОПЕК+ попросил у стран-участниц, не исполнивших сделку в мае, предоставить графики по сокращению нефтедобычи.

В июне сделка ОПЕК+ была исполнена на 108%, согласно отчету Международного энергетического агентства. Достичь этого удалось на фоне добровольного дополнительного сокращения добычи Саудовской Аравией (138%) и сокращения добычи Ираком (89% в июне).

За ослабление ограничений с августа выступала Саудовская Аравия и большинство участников картеля, ссылаясь на восстановление спроса на рынке, пишет Wall Street Journal (WSJ).

По мнению источника WSJ, дальнейшее сдерживание добычи для поддержания цен на нефть было бы «самоубийством» для ОПЕК.

Что это значит для России? Для России текущая цена на нефть в целом комфортна — она ниже точки фискального равновесия, но примерно соответствует «точке отсечения» в бюджетном правиле, говорит старший директор группы по природным ресурсам в лондонском офисе рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. Компании нынешний уровень цен тоже устраивает — в апреле-мае все ожидали, что цены будут ниже, чем сейчас, добавляет эксперт. В 18:30 по мск стоимость фьючерса на Brent составляла $43,51.

Что со спросом на нефть? В начале июля министр энергетики Александр Новак заявил, что уже в мае было превышение предложения нефти над спросом на 15 млн баррелей в сутки. В июне эта цифра была еще меньше за счет роста спроса.

Он допустил, что уже в июле может быть дефицит, благодаря снятию карантина во многих странах. По словам аналитика VYGON Consulting Дарьи Козловой, в Европе не хватает сейчас средних по качеству сортов нефти для нефтеперерабатывающих заводов, что действительно может вылиться в дефицит топлива.

«Чтобы избежать ценового шока, странам ОПЕК+ следует увеличивать добычу», — говорит она.

Цель ОПЕК+ — избежать резких скачков в цене на нефть и добиться относительного баланса на рынке, говорит Дмитрий Маринченко.

По его словам, вполне естественно, что объемы сокращений будут периодически пересматриваться — учитывая постепенное восстановление спроса, удерживание добычи на текущих уровнях привело бы к образованию дефицита на рынке.

«Но, конечно, риск второй волны «локдаунов» остается, в этом случае ОПЕК+ опять может скорректировать добычу в меньшую стороны», — полагает он. В Минэнерго не ответили на запрос Forbes.

Что будет с ценами на нефть и рублем? В ближайшие два-три месяца цены должны быть относительно стабильными для нефтяного рынка, полагает управляющий партнер компании «Петролеум Трейдинг» Максим Дьяченко. «Цены Brent скорее всего останутся в диапазоне $35-50 за баррель, так как действующие на рынок разнонаправленные силы сейчас уравновешены», — заключил Дьяченко. 

«Я думаю, что решение ОПЕК+ об увеличении добычи уже заложено в цене рынка, так как текущее обсуждение не относится к внеплановому. Поэтому ни рубль, ни нефть реагировать особо на это не будут», — говорит старший экономист аналитического управления банка «ФК Открытие» Максим Петроневич. 

«Но даже если цена на нефть останется на уровне в районе $40, все равно стоит ожидать ослабления рубля, потому что есть целый ряд других давящих на него факторов», — говорит старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай. Среди этих факторов снижение продажи валюты Центробанком и рост импорта на фоне восстановления экономики. Поэтому в Райффайзенбанке прогнозируют, что в этом году стоимость национальной валюты может достигнуть 75 рублей за доллар.

Источник: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/404953-rossiya-i-opek-dogovorilis-uvelichit-dobychu-chto-budet-s-cenami-na-neft

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

Министр финансов и первый вице-премьер Антон Силуанов на форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!» сказал, что курс рубля к доллару почти не зависит от цены на нефть. Одновременно, объяснил чиновник, политика правительства «создает буфер» для влияния западных санкций, и все это способствует «более предсказуемым условиям» в экономике. «Медуза» проверила, оправдан ли такой оптимизм.

Тезис

Правительство и Центробанк весь год твердят о том, что рубль удалось отвязать от цен на нефть. В разное время чиновники утверждали, что зависимость снизилась втрое, в семь раз, в десять раз и вот теперь, со слов Силуанова, почти совсем исчезла.

Фактчек

Коротко. Да, курс рубля сейчас мало зависит от цен на нефть. И действительно, в этом велика роль правительства. Но остаются другие внешние раздражители, например американские санкции.

Два с половиной года назад, когда нефть стоила меньше 30 долларов за баррель и только начала дорожать, а рубль добрался до исторического дна, типичная новость с валютного рынка выглядела так: «Рубль усилил рост по отношению к доллару и евро, реагируя на рост мировых цен нефти. Стоимость снизилась до 69,755 рубля».

С тех пор про бивалютную корзину забыли, нефть стоит в два раза дороже, а доллар — столько же, сколько и в начале 2016 года. 

Российская экономика всегда зависела от цен на нефть, но выражалось это по-разному. До 2008 года при высоких ценах на нефть курс рубля долго был стабильным.

Центробанк следил, чтобы рубль не колебался слишком сильно, в случае чего покупая или продавая валюту.

Например, если на рынке трейдеры активно покупали за рубли доллары и евро (и, следовательно, их курс рос, так как поднимался спрос), то ЦБ начинал продавать иностранную валюту, и курс выравнивался.

При этом в стране была высокая инфляция (поэтому рос), а все «лишние» доллары бизнес на всякий случай выводил за границу. Валюты не хватало, даже несмотря на то, что экспортеры были обязаны продавать большую часть своей валютной выручки за рубли. 

Эта система не работала во время больших кризисов, связанных с резким падением цены на нефть: у Центробанка просто не хватало валюты, чтобы поддержать курс рубля, и рубль приходилось отпускать в свободное плавание, как это случилось в 2009 году.

В 2014 году ЦБ перешел на плавающий курс. Центробанк дает очень простое определение этой политики: «Курс рубля не определяется правительством или центральным банком, он не является фиксированным и какие-либо цели по уровню курса или темпам его изменения не устанавливаются».

Все «преимущества» население и бизнес ощутили немедленно: цены на нефть рухнули, против России ввели первые санкции из-за событий на Украине, а потому рубль подешевел вдвое за полгода. При этом Центробанк почти не потерял свои валютные резервы, а падение экономики оказалось меньше, чем в 2009 году, когда ЦБ до последнего пытался бороться за стабильный курс.

К 2016 году выявилась новая особенность такой политики: курс рубля попал в полную зависимость от цены на нефть. «Эластичность курса по нефти» — коэффициент, отражающий зависимость, приближался к единице, то есть она была абсолютной.

В этих условиях за обеспечение стабильного курса взялось правительство. С 2017 года законом прописано «бюджетное правило». Согласно ему, бюджет сверстан так, как если бы цена на нефть составляла 40 долларов за баррель (40,8 доллара для бюджета 2018 года).

Если цена будет выше, Центробанк должен закупить для Минфина на «лишние» нефтяные деньги валюту, а Минфин положит ее в свой резерв — Фонд национального благосостояния.

Таким образом, когда цены на нефть высокие, ЦБ обеспечивает дополнительный спрос на валюту и не дает слишком сильно укрепляться рублю.

Цель бюджетного правила, как пишет правительство, борьба с , то есть как раз снижение зависимости экономики от цен на нефть.

Когда курс рубля зависит от нефти, каждое колебание мировых цен на топливо приводит к «снижению или повышению конкурентоспособности российских сельхозпроизводителей и промышленных предприятий как на внутреннем, так и на внешнем рынке»; их финансовые результаты и благополучие зависит от нефти, притом что они не имеют никакого отношения к ее добыче, описывает российские симптомы «голландской болезни» правительство.

Курс рубля благодаря бюджетному правилу действительно «отвязался» от нефти. Когда бюджетное правило только было введено, баррель нефти стоил как раз около 40 долларов, но с тех пор нефть подорожала (на начало октября 2018 года — до 85 долларов за баррель).

В былые времена рубль бы укрепился: в июне Силуанов говорил, что доллар при такой цене нефти мог бы стоить 50 рублей. А произошло прямо противоположное — рубль существенно ослаб.

Весной 2018 года коэффициент эластичности составлял 0,1 (именно тогда прозвучали заявления о том, что зависимость от нефти упала в 10 раз).

Такая уникальная для России ситуация продолжалась до августа, когда экономика подверглась внешнему шоку, не связанному с ценами на нефть: под угрозой жестких американских санкций бюджетное правило пришлось временно заморозить.

Аналитики оценили шансы на укрепление рубля осенью :: Финансы :: РБК

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

«Умеренное снижение импорта товаров во втором квартале хотя и говорит об ограниченных возможностях импортозамещения, означает меньшие риски восстановления импорта в ближайшие месяцы», — пишут эксперты, замечая, что хотя существенное снижение импорта услуг (на 60% год к году, учитывает траты туристов за рубежом) по мере открытия границ сменится ростом, динамика импорта товаров — «более весомый фактор воздействия на курс».

Профицит счета текущих операций будет околонулевым в третьем квартале 2020 года, считают в Альфа-банке. Главную поддержку рублю окажет счет операций с капиталом (охватывает операции с капитальными трансфертами между резидентами и нерезидентами).

В третьем квартале будут уменьшены дивидендные выплаты, что снизит риски давления на рубль, а также продолжатся продажи валюты по бюджетному правилу (при ценах на нефть ниже $42,4 за баррель ЦБ по поручению Минфина продает на рынке валюту из резервов для компенсации недополученных нефтегазовых доходов бюджета).

В июле ЦБ продаст для ведомства $1,5 млрд, во втором квартале продажи составили $10,8 млрд.

Одновременно Минфин продолжит заимствования на долговом рынке, что может привлечь иностранных инвесторов, перечисляется в обзоре. Минфин планирует в третьем квартале занять 1 трлн руб., в таком случае приток иностранного капитала в российские облигации (за счет покупки ОФЗ нерезидентами) может составить $3 млрд, оценивают в Альфа-банке.

Аргументы в пользу ослабления

В третьем квартале рубль может ослабнуть до 75 за доллар, прогнозирует аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай: «Ослабляющие факторы для рубля — снижение объемов продажи валюты Центральным банком, почти двукратное по сравнению с июнем, а также восстановление импорта — экономика подает признаки оживления».

С середины прошлой недели ЦБ сократил объем продажи валюты в рамках бюджетного правила вдвое — с 10,3 млрд руб. до 5,6 млрд. Порывай также напоминает, что в России часть дивидендных выплат приходится на непубличные компании, которые в отсутствие инвестиционных возможностей выведут большую часть денег в доллары.

Этот фактор создаст давление на рубль в августе, считает он.

Мы уже видим открытие некоторых направлений для путешествий и, возможно, к концу третьего квартала начнется восстановление импорта услуг, считает экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец.

«Как раз то, что импорт рухнул, означает, что мы увидим его возможное сильное восстановление», — отмечает Донец.

Вдобавок не стоит ждать хороших новостей об экспорте: нет оснований ожидать повышения цен на нефть, и темпы восстановления импорта, по ее мнению, обгонят темпы восстановления экспорта.

«Укрепление рубля в диапазоне 65–70 руб. за доллар видится возможным лишь при нейтрализации вирусных угроз, уверенном восстановлении мировой экономики и, соответственно, сохранении рыночных настроений в зоне оптимизма», — считает экономист «БКС Премьер» Антон Покатович.

Традиционно август достаточно нервный месяц для рынка, напоминает Донец. Такое бурное восстановление в последние два месяца само по себе создает риски коррекции в конце лета — начале осени, что может повлиять и на рубль. «Поэтому в третьем квартале мы видим ослабление рубля. Прогноз на конец года — 73,5 руб.», — сообщила она.

Рост давления в конце года

Геополитическая премия за риск инвестиций в Россию может увеличиться после ноября 2020 года, отмечается в обзоре Альфа-банка: «Текущее беспокойство рынка по поводу санкционных рисков является первой ласточкой того, что эта тема может опять вернуться на рынок».

Президент США Дональд Трамп объявил о санкциях против Китая из-за ситуации в Гонконге. А госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Вашингтон склоняется к введению санкций против европейских компаний, участвующих в строительстве трубопровода «Северный поток 2».

Порывай называет два фактора, которые могут привести к избыточному ослаблению рубля, — вторая волна COVID и поражение президента США Дональда Трампа на выборах осенью. «До выборов в США жесткие санкции, вероятно, будут тормозиться, поэтому победа Демократической партии может негативно повлиять на ситуацию», — считает он.

Рыночная коррекция может оказаться весьма глубокой, если отчетность американских компаний покажет дальнейшее ухудшение финансовых показателей и в третьем квартале, предупреждает Покатович. Также на рынок повлияет и продолжающееся обострение отношений США и Китая.

Оснований ждать ужесточения американских санкций против России нет, но на фоне предвыборной кампании в США спекуляции на эту тему неизбежны, а они всегда нервируют инвесторов, заявил на пресс-конференции в среду, 15 июля, замглавы Минфина Тимур Максимов.

Павел Казарновский

Источник: https://www.rbc.ru/finances/16/07/2020/5f0ee5069a794725b2266c3a

Курс рубля рухнул после обвала нефти. В России снова кризис? — Meduza

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza
Обновление: В первые минуты торгов на Московской бирже 10 марта евро и доллар подорожали более чем на 4 рубля. Евро стоил 82,45 рубля, доллар — 72,77 рубля.

9 марта, когда российские биржи не работали из-за праздников, курс доллара к рублю на онлайн-площадке Forex обвалился до 75 рублей за доллар и 85 рублей за евро (в пятницу при закрытии Мосбиржи курсы составляли 68 рублей и 80 рублей соответственно). Цены на российские акции, торгуемые на Лондонской фондовой бирже, также рухнули.

Виной всему — обрушение цен на нефть, которое произошло утром в понедельник. Цена упала на 25% — это рекорд дневного изменения цены нефти для XXI века. Теперь нефть марки Brent стоит меньше 35 долларов за баррель, что ниже, чем цена, заложенная в  России, то есть цены, по которой сверстан федеральный бюджет.

Это значит, что власти страны переходят из режима накопления резервов в режим их траты. При этом Россия сама же и вызвала панику на нефтяном рынке, отказавшись поддержать сокращение добычи нефти странами ради стабилизации цен. Вероятно, новый уровень курса рубля — это надолго; насколько — будет зависеть от длительности и тяжести глобальной эпидемии коронавируса.

Это просто паника или уже кризис?

Ни то, ни другое. Эксперты считают, что 10 марта при открытии официальных бирж в России, где намного больше продавцов и покупателей, чем в Лондоне и в Forex, падение рубля и российских акций может продолжиться. Девальвация до 72-78 рублей за доллар при таких ценах на нефть неизбежна: при долговременном падении цены на нефть на каждые 10% рубль дешевеет на 3%.

С декабря 2019 года нефть подешевела почти наполовину, а значит девальвация в 15% вполне ожидаема. Ее может усилить сопутствующее бегство иностранных инвесторов: в последний год они активно покупали российские облигации, пользуясь их высокой доходностью (из-за высокой Центробанка).

Теперь из-за падения цен на нефть большинство из них пойдет «на выход» — продаст облигации, а на вырученные рубли купит доллары.

От дальнейшего падения рубль удержат финансовые власти: Центробанк, который до сих пор каждый день покупал у Минфина рубли, чтобы не допустить укрепления национальной валюты, уже прекратил это делать (правда, эффект от отказа будет небольшим); Центробанк также может уменьшить предложение рублей, впервые за долгое время повысив ключевую ставку (за последний год он ее несколько раз снижал). Минфин, в свою очередь, объявил, что начнет продавать доллары из резерва — Фонда национального благосостояния.

Ситуация — пока только внешне — напоминает предыдущие падения на российских биржах (в 2014 и 2016 годах) из-за резкого снижения цен на нефть — тогда за падением рубля и акций последовал экономический кризис с падением производства и доходов населения. Но сейчас Россия готова к нефтяному шоку лучше, чем когда-либо. Стране пока не грозит бюджетный кризис: 

  • Бюджет сверстан из расчета цены на нефть 42,6 долларов за баррель, выпадающие доходы при сохранении более низкой цены будут по закону покрываться из Фонда национального благосостояния, размер которого достиг почти 8 триллионов рублей. Выгодна бюджету и девальвация: значительную часть доходов он получает в долларах, а расходы несет в основном в рублях.
  • Инфляция в России находится на одном из самых низких в истории уровней — около 2% в годовом выражении. Центробанк совершенно не против, если она поднимется до целевого уровня в 3,5-4%.
  • Зависимость от импорта продовольствия, который подорожает из-за девальвации рубля, намного ниже, чем в 2014 году, что уменьшит влияние девальвации на повышение цен.
  • Девальвация выгодна и обрабатывающей промышленности, которой при низком курсе рубля проще конкурировать с иностранцами.

Но, очевидно, даже если цена нефти упала ненадолго, будут и потери: из-за роста инфляции вновь могут снизиться реальные доходы населения; правительству, скорее всего, придется отложить масштабные траты на нацпроекты.

Почему Россия допустила падение цен на нефть? Его вообще можно было избежать?

причина падения цен — эпидемия коронавируса, которая уже вызвала падение спроса на топливо — прежде всего со стороны особенно пострадавшего Китая (он же — один из главных потребителей нефти) и авиакомпаний.

Страны-производители нефти могли противопоставить снижению спроса уменьшение предложения, то есть добычи.

Это испытанный механизм: решения о снижении добычи в последние годы много раз принимались в рамках ОПЕК+, где «плюс» — это главным образом Россия, которая не входит в ОПЕК, но является крупнейшим производителем наряду с Саудовской Аравией и США.

На прошлой неделе на консультациях ОПЕК+ Саудовская Аравия предлагала масштабное снижение добычи на 1,5 миллиона баррелей в сутки, если к сделке присоединится Россия. Кроме того, планировалось продлить снижение добычи еще почти на миллион баррелей, соглашение о котором истекает 1 апреля.

 Москва предлагала намного меньшее снижение добычи, и 9 марта сделка официально провалилась. После этого Саудовская Аравия объявила, что будет не снижать, а наращивать добычу, а также пообещала покупателям нефти скидку на март.

Эта «ценовая война» ведется из-за распределения долей рынка; Россия, в частности глава «Роснефти» Игорь Сечин считает, что ОПЕК и США наживаются за счет России. Начальная позиция в войне лучше у России — бюджет Саудовской Аравии балансируется при цене около 80 долларов за баррель, что почти вдвое выше, чем у России.

Вероятно, Москва решила, что падение цен из-за эпидемии неизбежно, а потому можно заранее перейти в состояние «контролируемого кризиса» и ждать, когда или Саудовская Аравия вернется к переговорам или отступит коронавирус.

Пока экономисты ожидают, что падение нефтяных цен будет стоить России 0,5 процентного пункта роста; Международное энергетическое агентство прогнозирует, что спрос на нефть вернется к норме во втором полугодии.

Однако если эпидемия выйдет из-под контроля по всему миру, российская экономика будет одним из главных пострадавших: по подсчетам агентства Bloomberg, настоящая пандемия будет стоить России 4,8 процентных пункта роста ВВП за год, то есть отправит экономику в глубокую рецессию.

Источник: https://meduza.io/feature/2020/03/09/rubl-ruhnul-do-75-za-dollar-v-rossii-snova-krizis

Поражение в «нефтяной войне» и курс рубля в 130 поставит вопрос о существовании России — Свободная Пресса

Курс рубля больше не связан с ценами на нефть, санкции не страшны. Проверяем слова министра финансов — Meduza

В данный момент в вопросе потребления нефти мир может совершенно спокойно обойтись без России, поскольку из-за решения Саудовский Аравии нарастить нефтедобычу превышение предложения углеводородов над спросом фактически равняется всему объему российского нефтяного экспорта. Об этом «СП» заявил, в частности, директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков.

При этом эксперт особо подчеркнул, что если России не удастся достигнуть новых договоренностей с Саудовской Аравией по вопросам нефтедобычи, наша страна рискует не сразу, но постепенно вплотную подойти к повторению ситуации конца 80-х годов прошлого века.

— Тогда, — напомнил эксперт — из-за падения цен на нефть экономика СССР встала в связи с тем, что экспортировать было банально нечего. Нынешняя наша экономика, конечно, имеет определенные рыночные демпферы.

Если в то время товары просто исчезли с прилавков, то сейчас они там останутся, только вот цены галопирующими темпами пойдут вверх.

Впрочем, сути это не меняет, поскольку структура нашего импорта-экспорта до сих пор выстроена так же, как у какой-нибудь африканской страны времен колонизации континента, хотя разговоры о «слезании» страны с нефтяной иглы с разной степенью интенсивности ведутся вот уже лет сорок.

Ситуация, резюмировал эксперт, рискует зайти так далеко не только по причине того, что на всю эту историю с нефтью накладывает свой отпечаток эпидемия коронавируса и развитие «зеленых» технологий, но еще и совершенно дикая официальная позиция российских нефтяников, которую в свое время озвучил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев — якобы своим отказом поддержать мартовское соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти Россия намерена нанести удар по американским нефтяным «сланцевикам», которые не дают нашей стране жить спокойно.

— Каковы были настоящие намерения России, побудившие ее переколотить всю посуду в посудной лавке, остается только гадать, — говорит Василий Солодков. — Потому что точно так же непонятно, по какой такой серьезной причине «Роснефти» понадобилось вдруг поглощать ТНК-BP, после чего у нас в 2014 году случился долларовый обвал.

Но, похоже, что у завкафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета Николая Платошкина есть объяснение такому, казалось бы, странной политике наших нефтяников в главном нефтяном кризисе начала XXI века.

В своем видеообращении, размещенном в одной из популярных социальных сетей, он отметил, что сферы сбыта своей нефти у России и Саудовской Аравии традиционно были разными. Саудиты всегда спокойно поставляли свою легкую нефть в страны Азии, включая Китай, и в США, тогда как Россия так же спокойно гнала свою нефть чуть худшего качества в основном в Европу, и прежде всего — в Германию.

Вот только когда саудиты даже в одностороннем порядке сокращали добычу нефти, никогда не претендуя на «российский» сегмент сбыта, наши нефтяники всякий раз пытались побольше откусить от саудовского пирога, наращивая добычу. Именно с тем же прицелом Россия совершенно беспардонно и «хлопнула дверью» на приснопамятном заседании ОПЕК+ в начале марта.

Понятное дело, предположил эксперт, что Саудовская Аравия вполне ожидаемо «озверела» от такого поведения.

В результате саудиты твердо вознамерились в буквальном смысле слова выдавить Россию с мирового нефтяного рынка, что называется, в ноль.

А это, полагает Николай Платошкин, в свою очередь, означает, что в развязанной нефтяной войне на кону стоит само существование России как государства. В беседе с «СП» он подробно разъяснил свою точку зрения.

— В организации стран — экспортеров нефти всегда были две группировки. В одну входили Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Кувейт.

Именно они в 1985 году обрушили нефтяной рынок, чтобы заставить СССР уйти из Афганистана, — напомнил он. — Но была ведь и другая, «наша» группировка, всегда противостоящая попыткам первой снизить нефтяные цены.

Туда входили Венесуэла, Ирак (при Саддаме Хусейне) и Ливия.

В свое время многие представители различных политических сил полагали, что России незачем поддерживать Венесуэлу и влезать в Ирак и Ливию, а надо заниматься собственными проблемами. В итоге мы сейчас пожинаем плоды своих внешнеполитических проигрышей за последние 20 лет.

В 2003 году Россия позорно «слила» Ирак, так что теперь он, обладая более внушительными запасами нефти, чем Россия, встал на сторону саудитов в их нефтяной войне против нас. Потом мы допустили фактическое исчезновение Ливии.

Венесуэла, конечно, еще держится, но у них там сейчас свои проблемы.

И теперь, когда мы потеряли всех своих друзей, Саудовская Аравия приняла решение нарастить объем добычи нефти до 13 миллионов баррелей в сутки, компанию ей составили Объединенные Арабские Эмираты, собирающиеся нарастить свою добычу с 4 до 5 миллионов баррелей в сутки. И с 1 апреля, когда формально закончится действие предыдущего соглашения о сокращении добычи нефти между Россией и другими странами-производителями, все это ударит по российской экономике изо всех сил, когда дешевая легкая нефть хлынет в Европу и зальет ее.

Из хорошо информированных источников мне известно, что, например, 15−18 марта российские трейдеры пытались продавать нашу нефть в Европе буквально по цене себестоимости. Но ее никто не брал, потому что кому нужен Urals с парафиновыми примесями по 28−29 долларов, когда саудиты предлагают свою легкую нефть по 25?

Владимир Путин уже несколько раз звонил наследному принцу Саудовской Аравии, который сейчас фактически является главой государства по причине старения короля, и предлагал вернуться к обсуждению сделки по сокращению добычи.

Но для меня самое страшное то, что саудиты не хотят выдвигать никаких требований к России для восстановления сорванной сделки ОПЕК. Они полны решимости довести рыночную стоимость своей легкой нефти до уровня себестоимости нашей, чтобы России даже не с чем было выходить на рынок в принципе.

И они могут себе это позволить, поскольку у них себестоимость барреля составляет 7−8 долларов. Точная себестоимость нашего барреля — коммерческая тайна, но в любом случае хорошо за 20 долларов.

Так что если они, так сказать, по доброте душевной не смилостивятся и не простят Россию, единственное, что может спасти нашу страну — счастливый случай. Нам может просто банально повезти.

«СП»: — Каким образом?

— Дело в том, что 9 марта президент США Дональд Трамп связывался с наследным принцем Саудовской Аравии и сказал ему, что понимает мотивацию саудитов в нефтяной войне с Россией, но считает, что цена на нефть должна быть приемлемой.

«СП»: — Интересно, что он имел в виду под приемлемой ценой?

— Американцы не против понижения цен на нефть в принципе, потому как у них уже на этом фоне уже серьезно понизились цены на бензоколонках. Тем не менее, у них есть своя серьезная нефтедобыча, и она сланцевая. Значит, долго продержаться при стоимости нефти ниже 30 долларов за баррель не сможет.

Но люди, стоящие за этой отраслью, уже внесли в предвыборный фонд Трампа, который баллотируется сейчас на второй президентский срок от республиканцев, несколько миллионов долларов.

А Техас, как центр этой нефтедобычи, наряду с Калифорнией, является важнейшим для кандидата штатом по голосам выборщиков. И сейчас там отмечается падение популярности Трампа, поскольку местные выборщики полагают, что он делает не так уж и много для спасения нефтедобычи.

То есть именно Трамп ради техасских может надавить на Саудовскую Аравию, чтобы цена нефти поднялась примерно до 35 долларов за баррель.

«СП»: — Но если наш госбюджет сверстан из расчета 42 долларов за баррель, то даже при такой цене мы все равно будем нести убытки.

— Для нас это, конечно, все равно очень ужасно. Но, по крайней мере, хоть не полная катастрофа. Потому что сейчас стоимость нашей нефти на мировом рынке составляет примерно 24 доллара за баррель. С таким уровнем цен мы даже до лета на запасах не дотянем.

По словам нашего министра финансов Антона Силуанова, в российском бюджете уже образовалась дыра в 2 триллиона рублей. А это, на минуточку, практически сопоставимо с нашими годовыми тратами на всю оборону.

И даже чуть больше размера государственного трансферта в бюджет Пенсионного фонда России.

При таких раскладах средства Фонда национального благосостояния у нас иссякнут уже где-то к июню месяцу. И если ничего не изменится, то при ценах на нефть в диапазоне 27−28 долларов за баррель курс рубля составит примерно 130 единиц за доллар.

«СП»: — Почему так много?

— Потому что у нашего правительства есть цель с каждого проданного барреля получать примерно 3200 рублей в казну. И если так было при курсе рубля в 40 единиц за доллар и стоимости нефти по 80 долларов за баррель, то дальше посчитайте сами, насколько должен опуститься рубль при цене барреля 25−27 долларов, чтобы казне получать все те же 3200 рублей. Это как раз 125−130 рублей за доллар.

И вот это уже катастрофа. Например, уже сейчас Михаил Мишустин дал указание правительству, что принятый в декабре государственный бюджет невыполним, следовательно, нужно сокращать расходы. А как их будут сокращать, думаю, вполне очевидно. Все будет, как обычно — пострадает здравоохранение, образование и далее по списку.

И так думаю не только я. Леонид Федун, вице-президент «Лукойла», также назвал ситуацию катастрофической. «Роснефть»-то, понятное дело, из бюджета может себе что-то качнуть или долги не отдавать, а «Лукойл»-то единственная частная компания на нашем нефтяном рынке.

«СП»: — А при каких раскладах курс рубля может вернуться к более-менее адекватным значениям?

— Мы можем легко увидеть курс доллара по 50 рублей прямо хоть сейчас. Для этого даже не нужно трогать нашу денежную «подушку безопасности», нужно просто проводить нормальную политику.

Ведь сейчас что происходит? Мы долгие годы копили, много и трудно, что называется, на черный день. А теперь вынуждены ежедневно швырять по несколько миллиардов из этих накоплений на валютный рынок, чтобы спекулянты не слишком обвалили рубль.

Но можно ведь поступить по-другому. Можно административно ограничить эту спекулятивную торговлю.

«СП»: — Каким образом?

— Спекулянты сейчас играют с валютой, беря под это дело кредиты в банках на 1−2 дня. Что мешает запретить такие кредиты на месяц? Пусть берут кредиты на полгода-год. Можно вообще ограничить покупку-продажу валюты определенными суммами на день. И тогда бы мы ничего из кубышки не тратили.

Но вместо этого у нас сейчас и рубль валится, и деньги из кубышки уходят на поддержку валютных спекулянтов. Которые, как я сильно подозреваю, получают некую инсайдерскую информацию от нашего правительства.

Зажить нормальной жизнью при адекватных курсах рубля и нефтяных ценах, считает Василий Солодков, Россия может и в том случае, если просто включит мозги и обеспечит внутри себя сменяемость и разделение ветвей власти, а также грамотно работающую правовую систему.

— Но, по всей видимости, — с сожалением заметил он, — российская власть пошла по второму пути. Когда у нее не остается другого выхода, кроме как ради бесконечного своего сидения «у руля», встав с колен и тут же переругавшись со всеми, ежедневно бегать и кланяться в ножки. Сегодня — американцам, завтра — саудитам, послезавтра — китайцам и так далее.

| Курс валют, новости экономики:

ЦБ призывал ограничить выдачу наличных в банкоматах

Шок-2020: Кризис будет гораздо страшнее, чем война

Источник: https://svpressa.ru/economy/article/260647/

Pravovoe-obesp
Добавить комментарий