Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та

Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та | Открытый Нижний

Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та

Изнуряющие марш-броски в противогазах, жуткая дедовщина и строгая дисциплина — именно такой представляют армию многие из нас.

А рассказы бывалых, сериалы или статьи в газетах только подкрепляют этот образ.

Как готовят будущих защитников Родины и что на самом деле происходит за воротами КПП, «Открытому Нижнему» рассказал солдат военного центра «Мулино» в Нижегородской области.

Кто-то пытается откосить от армии всеми способами, другие, наоборот, мечтают отдать долг Родине и стремятся попасть в ряды новобранцев. Наш собеседник Дмитрий Кузнецов (фамилия и имя изменены) оказался среди срочников после того, как его вуз лишили аккредитации:

— Всех 18-, 19-летних пугают армией. И меня пилили родители, поэтому я сам пошел в военкомат. Изменился ли я за этот год, стал ли сильнее или лучше? Не знаю. Потратил ли я этот год впустую, как говорят многие? Возможно.

Главное, что ты усваиваешь за год службы, — надо быть уверенным в себе и уметь поставить себя в коллективе. Иначе тебя затопчут: старшие, офицеры или «особые» солдаты из ближнего зарубежья. Были те, кто ломался.

Слышали мы и о суицидах, причем даже в нашей части, но все это не афишировалось.

Чему учит армия: мифы и реальность

— Все, что происходило в нашей части, больше напоминало детский лагерь. Сначала новобранец попадал или в учебку, или на курс молодого бойца. Чему учили? Дисциплине и одновременно «показушности»: ничего не имеющим с реальностью отчетам о проделанной работе.

Вас не научат выносливости — утром на зарядке нас заставляли лишь пробежать 500 метров и сделать какие-нибудь несложные упражнения. Зато когда нужно отчитаться по каким-то мероприятиям по плану, бойцов могут вызвать, заставить раздеться и начать что-то выполнять — все под прицелом камеры фотографа.

Все, отчет готов. Говорить об этом никто не стесняется.

Вас не научат обращаться с оружием — на стрельбище мы были один раз, я так и вообще не был, пропустил по болезни. Солдатам дают по пять патронов, технику стрельбы не объясняют, у 99% стрелков пули просто-напросто летят в разные стороны. А еще это шоу «Интуиция» — неизвестно, сработают или нет мишени. 

После месяца так называемой учебы попадаешь в подразделение. Меня звали в Абхазию, там платят больше: не 2000 рублей в месяц, как у нас, а все 12, но я не рискнул, хотя сейчас уже об этом жалею. Я служил в реактивных войсках в Мулино.

Из приобретенных навыков — умение обращаться с машиной, я работал на «Урагане».

Только вот польза от этого сомнительная — к тому «Урагану», с которым мы имели дело, даже снаряды уже не выпускают, поэтому нам давали запасы от другой установки, более легкие.

Больше всего удивляло огромное количество свободного времени. График более чем свободный: подъем в 6.30, завтрак, первое построение, где мы пели гимн РФ, правда, всего один куплет, больше никто так и не выучил.

Далее идем «работать на машинах», там тоже многие просто без дела слоняются: кто курит, кто разговаривает, кто чем занимается. Потом снова построение, обед, еще одно построение, какое-нибудь физкультурно-массовое мероприятие или лекции.

Потом все по принципу «Лишь бы чем занять»: крышу бетонируете, гудрон варите или вообще одуванчики собираете на газоне. Свободное время и вечерняя проверка.

Если хочешь каких-то физических нагрузок, можно сходить в спортивный уголок, но там почти никогда никого нет. Да и офицеры, когда вас видят, удивляются, мол, что вам, мало в течение дня физкультуры? А нам и правда ее было мало.

Дедовщина

Конечно, есть старшие, кто там уже полгода и есть новенькие, но такого жесткого разделения, как в тех же сериалах типа «Солдатов», нет. Могут попасться отдельные агрессивные индивиды, но в основном все спокойно. Если поставил себя изначально нормально, то приставать к тебе не будут. Полировать унитазы зубной щеткой или чистить картошку на роту солдат — такого не было.

Другое дело — гости из южных республик. Они собираются вместе и противостоять им сложно, офицеры сами их не трогают: их не ставят в наряды, им можно не ходить строем и пропускать учебные занятия. Так проще всем.

Они чувствуют свою власть. «Зачморить» кого-то или отобрать деньги, телефон, любые ценные вещи — это для них нормально. Сейчас я могу спокойно об этом говорить, а тогда страшно все-таки было, особенно когда ты один.

Но за побоями следили. В любой день во время отбоя могла прийти фельдшер и проверить всех на синяки. Если у вас какой кровоподтек, пишешь объяснительную. У меня такое было один раз.

Офицеры ничего такого не позволяли. Ну, могли за проступок одного заставить всю роту приседать по 300 раз. Использовать солдат в своих целях тоже не возбранялась. У нас даже рады ребята были съездить на чью-нибудь дачу, покопать там грядки или прибраться в гараже. Во-первых, это выезд из части, во-вторых, вас там хорошо покормят.

За увольнительные офицерам приходилось платить. Просили по мелочи: какие-нибудь свечи для авто, пачку бумаги А4. В среднем расходов рублей на 500.

Совершенно секретно

Я служил в 70 километрах от дома, поэтому в «увалы» ходил довольно часто — раз в три недели. Но можно было и в самоволку уйти.

Во-первых, на КПП никто тебе и слова не скажет, если вы соврете, что у вас поручение, во-вторых, там часто свои были — тогда не нужно и объясняться, куда ты и зачем.

А еще у нас была приличная такая дырка в заборе, так что если уж очень хочется на свободу, то пожалуйста. Главное, вернуться до построения.

Вся служба казалось какой-то несерьезной. Да и сами офицеры туда просто приходили как на работу. Им не нужно было чему-то нас научить, воспитать или сделать из нас защитников. Главное, не нарываться и не создавать проблем.

Все по принципу «И так сойдет!» За все время настоящим военным показал себя только начальник штаба. Видно было, как он радел за свое дело, действительно хотел сделать из нас воинов.

Но потом уехал в Сирию, а мы остались в своем детском лагере, считать дни до приказа.

Источник: https://opennov.ru/news/subjectively/2017-05-22/6981

Один день из жизни солдата-срочника, или Почему армия уже не та

Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та

Изнуряющие марш-броски в противогазах, жуткая дедовщина и строгая дисциплина — именно такой представляют армию многие из нас. А рассказы бывалых, сериалы или статьи в газетах только подкрепляют этот образ. Как готовят будущих защитников Родины и что на самом деле происходит за воротами КПП, «Открытому Нижнему» рассказал солдат военного центра .

Кто-то пытается откосить от армии всеми способами, другие, наоборот, мечтают отдать долг Родине и стремятся попасть в ряды новобранцев. Наш собеседник Дмитрий Кузнецов (фамилия и имя изменены) оказался среди срочников после того, как его вуз лишили аккредитации:

— Всех 18-, 19-летних пугают армией. И меня пилили родители, поэтому я сам пошел в военкомат. Изменился ли я за этот год, стал ли сильнее или лучше? Не знаю. Потратил ли я этот год впустую, как говорят многие? Возможно.

Главное, что ты усваиваешь за год службы, — надо быть уверенным в себе и уметь поставить себя в коллективе. Иначе тебя затопчут: старшие, офицеры или «особые» солдаты из ближнего зарубежья. Были те, кто ломался.

Слышали мы и о суицидах, причем даже в нашей части, но все это не афишировалось.

Чему учит армия: мифы и реальность

— Все, что происходило в нашей части, больше напоминало детский лагерь. Сначала новобранец попадал или в учебку, или на курс молодого бойца. Чему учили? Дисциплине и одновременно «показушности»: ничего не имеющим с реальностью отчетам о проделанной работе.

Вас не научат выносливости — утром на зарядке нас заставляли лишь пробежать 500 метров и сделать какие-нибудь несложные упражнения. Зато когда нужно отчитаться по каким-то мероприятиям по плану, бойцов могут вызвать, заставить раздеться и начать что-то выполнять — все под прицелом камеры фотографа.

Все, отчет готов. Говорить об этом никто не стесняется.

Вас не научат обращаться с оружием — на стрельбище мы были один раз, я так и вообще не был, пропустил по болезни. Солдатам дают по пять патронов, технику стрельбы не объясняют, у 99% стрелков пули просто-напросто летят в разные стороны. А еще это шоу «Интуиция» — неизвестно, сработают или нет мишени. 

После месяца так называемой учебы попадаешь в подразделение. Меня звали в Абхазию, там платят больше: не 2000 рублей в месяц, как у нас, а все 12, но я не рискнул, хотя сейчас уже об этом жалею. Я служил в реактивных войсках в Мулино.

Из приобретенных навыков — умение обращаться с машиной, я работал на «Урагане».

Только вот польза от этого сомнительная — к тому «Урагану», с которым мы имели дело, даже снаряды уже не выпускают, поэтому нам давали запасы от другой установки, более легкие.

Больше всего удивляло огромное количество свободного времени. График более чем свободный: подъем в 6.30, завтрак, первое построение, где мы пели гимн РФ, правда, всего один куплет, больше никто так и не выучил.

Далее идем «работать на машинах», там тоже многие просто без дела слоняются: кто курит, кто разговаривает, кто чем занимается. Потом снова построение, обед, еще одно построение, какое-нибудь физкультурно-массовое мероприятие или лекции.

Потом все по принципу «Лишь бы чем занять»: крышу бетонируете, гудрон варите или вообще одуванчики собираете на газоне. Свободное время и вечерняя проверка.

Если хочешь каких-то физических нагрузок, можно сходить в спортивный уголок, но там почти никогда никого нет. Да и офицеры, когда вас видят, удивляются, мол, что вам, мало в течение дня физкультуры? А нам и правда ее было мало.

Дедовщина

Конечно, есть старшие, кто там уже полгода и есть новенькие, но такого жесткого разделения, как в тех же сериалах типа «Солдатов», нет. Могут попасться отдельные агрессивные индивиды, но в основном все спокойно. Если поставил себя изначально нормально, то приставать к тебе не будут. Полировать унитазы зубной щеткой или чистить картошку на роту солдат — такого не было.

Другое дело — гости из южных республик. Они собираются вместе и противостоять им сложно, офицеры сами их не трогают: их не ставят в наряды, им можно не ходить строем и пропускать учебные занятия. Так проще всем.

Они чувствуют свою власть. «Зачморить» кого-то или отобрать деньги, телефон, любые ценные вещи — это для них нормально. Сейчас я могу спокойно об этом говорить, а тогда страшно все-таки было, особенно когда ты один.

Но за побоями следили. В любой день во время отбоя могла прийти фельдшер и проверить всех на синяки. Если у вас какой кровоподтек, пишешь объяснительную. У меня такое было один раз.

Офицеры ничего такого не позволяли. Ну, могли за проступок одного заставить всю роту приседать по 300 раз. Использовать солдат в своих целях тоже не возбранялась. У нас даже рады ребята были съездить на чью-нибудь дачу, покопать там грядки или прибраться в гараже. Во-первых, это выезд из части, во-вторых, вас там хорошо покормят.

За увольнительные офицерам приходилось платить. Просили по мелочи: какие-нибудь свечи для авто, пачку бумаги А4. В среднем расходов рублей на 500.

Совершенно секретно

Я служил в 70 километрах от дома, поэтому в «увалы» ходил довольно часто — раз в три недели. Но можно было и в самоволку уйти.

Во-первых, на КПП никто тебе и слова не скажет, если вы соврете, что у вас поручение, во-вторых, там часто свои были — тогда не нужно и объясняться, куда ты и зачем.

А еще у нас была приличная такая дырка в заборе, так что если уж очень хочется на свободу, то пожалуйста. Главное, вернуться до построения.

Вся служба казалось какой-то несерьезной. Да и сами офицеры туда просто приходили как на работу. Им не нужно было чему-то нас научить, воспитать или сделать из нас защитников. Главное, не нарываться и не создавать проблем.

Все по принципу «И так сойдет!» За все время настоящим военным показал себя только начальник штаба. Видно было, как он радел за свое дело, действительно хотел сделать из нас воинов.

Но потом уехал в Сирию, а мы остались в своем детском лагере, считать дни до приказа.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/opennov/odin-den-iz-jizni-soldatasrochnika-ili-pochemu-armiia-uje-ne-ta-5ca07143f4bebc00b35a20ed

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та

После страшного случая в Забайкалье, когда срочник расстрелял своих сослуживцев, к внутренней жизни армии приковано особое внимание. Однако иногда страшные происшествия так и остаются внутри стен военных частей.

Как, например, два месяца назад это случилось на полигоне Мулино, откуда в конце сентября пропал 19-летний срочник из Подмосковья.

Парня быстро записали в дезертиры и даже заочно обвинили его мать в укрывательстве, но сейчас вскрылись куда более страшные обстоятельства его исчезновения.

Прослужив всего месяц в армии, Евгений отправился на военные учения в Мулино. Через день после их окончания срочник бесследно пропал

 «Оставил воинскую часть»

Новость о пропаже солдата-срочника во время учений на полигоне Мулино появилась в социальных сетях в конце сентября. Правда, тогда информация была совсем другой: распространившие её люди написали, что солдат якобы ушёл в самоволку и попытался уехать автостопом домой. Для его же блага его просили вернуться в военную часть:

Но в итоге ситуация оказалась гораздо страшнее и печальнее. Молодой человек действительно пропал, но при куда более пугающих обстоятельствах. К NN.RU обратилась мать пропавшего срочника Людмила, рассказавшая нам о том, что в действительности всё было иначе.

«Я сразу почувствовала тревогу»

Родился и жил Евгений Дёмин в городе Вятские Поляны — тихое и небольшое местечко в Кировской области.

В прошлом году ему исполнилось 18, а в июне этого года его призвали в армию, как и положено, на год — служить в 4-й танковой гвардейской Кантемировской дивизии близ города Наро-Фоминск.

По словам его матери, он и не думал уклоняться, и в армию пошёл охотно — даже говорил о том, что потом хотел бы пойти служить по контракту. Однако уже через месяц его дела на службе пошли не так, как он планировал.

Спустя месяц молодого человека отправили в Нижегородскую область — в Мулино, где в это время проходили совместные военные учения России и Беларуси «Щит Союза». Тогда-то, как утверждает Людмила, и начались странности: сперва сын начал как-то скованно говорить с ней по телефону, а потом пропал из военной части:

— 20 сентября этого года я разговаривала с сыном около 12 часов дня. Обычные вопросы: как служба, питание, какие задачи дают выполнять. Спросила, все ли хорошо у тебя? Сын как-то неуверенно ответил, что да, все нормально.

Я повторно задала вопрос: не обижают ли тебя? Ответил также без энтузиазма, что нет, словно чтобы меня успокоить, чтобы не волновать. Но я почувствовала тревогу, что все-таки не все в порядке. Вечером в 20:30 этого же дня мне позвонили из части Наро-Фоминска и спросили, когда я с ним разговаривала в последний раз.

Сказали, что на построение перед ужином не явился. Позже была информация, что в последний раз видели моего сына в этот день около трёх часов дня.

По словам матери, на неприятности в части молодой человек не жаловался, но говорить по телефону стал странно и отстранённо

В военной части, по словам женщины, первым же делом решили, что срочник решил убежать с полигона и отправился домой. Для порядка прочесали ближайшие леса, проверили все заброшенные дома и близлежащие деревни, но следов юноши так и не обнаружили. Но чуть позже Людмиле удалось узнать, что в день своего исчезновения сын звонил в экстренные службы с просьбой найти его:

— Через несколько дней у меня появилась информация, что мой сын в тот день, 20 сентября, около 19:30 сделал звонок в МЧС со своего телефона. Объяснил, как его зовут, из какой он части и что находится на территории полигона. Говорил, хочет вернуться обратно, но заблудился и очень сильно замерз и устал.

Просил определить его местоположение, мне чуть позже дали прослушать запись. Ему предложили в МЧС развести огонь. Сын ответил, что кругом все очень сыро, развести огонь не получится. Далее идет информация, что МЧС военными не занимаемся, и якобы передали все в руки армии.

Мол, ваш солдат, вот вы и разбирайтесь. А время шло. Он мог заблудиться и уйти в другом направлении, так как была уже ночь. Лес огромный и сориентироваться наверняка было сложно. МЧС точные координаты армии не смогли передать.

Где именно его искали — вопрос, но места вокруг болотистые, а ночи уже были холодные. С ним могло случиться там что угодно.

В «Экстренной службе 112» нашим корреспондентам подтвердили, что такой звонок действительно был, пропавший срочник действительно звонил и просил определить его местоположение, после чего сообщение было перенаправлено в компетентные службы — в полицию МЧС и Единую диспетчерскую службу по Дзержинску.

«Хотел совершить суицид, но передумал»

Однако в действительности дело оказалось еще страшнее. Мы публикуем аудиозапись звонка Евгения Дёмина в службу спасения. Предупреждаем, людям впечатлительным не стоит её прослушивать. Судя по всему, у молодого человека была весомая причина покинуть часть, так как он хотел свести счёты с жизнью:

Для тех, у кого нет возможности прослушать запись, мы также публикуем сокращённую расшифровку телефонного разговора:

— Алло.

— ЕДДС по Володарскому району, здравствуйте, что у вас случилось?

— Мне холодно, я умираю…

— Где вам холодно, где вы умираете?

— В армии.

— Ну и что, все в армии служат… Вы мне объясните, вы где находитесь?

— В лесу.

— Вы военнослужащий? Вы что, отбились от своих что ли?

— Я сам ушёл…

— Зачем вы ушли-то?

— Я хотел умереть.

— [на другую линию] У нас военнослужащий в лесу около посёлка Мулино, попытка суицида, заблудился, не знает, где находится […] Он ушёл в лес с попыткой суицида. Он ушёл в лес, хотел покончить с собой, но заблудился, передумал, да, молодой человек? Вы передумали?

— Да. Я не могу идти, я замёрз.

— Вы из какой части?

— 19612.

— А эта часть где находится, в Мулино? Или вы приезжий откуда-то, приехали на учения?

— На учения. Из Наро-Фоминска.

— Наро-Фоминск… Это из Москвы, да?

— Да.

— А кто у вас командир?

— Макаров.

— А телефон у него какой, зовут его как?

— Не знаю телефона… А вы не можете пробить моё местоположение?

— Мы не можем пробить, у нас нет такой техники, чтобы пробить.

— Мне холодно…Я замерзаю…

— А вы далеко от лагеря-то ушли?

— Да… Час шёл…

— Господи…

— Вы служите постоянно в Наро-Фоминске или в Мулино? В Наро-Фоминске постоянно?

— Мы на учениях были.

— Вы где находитесь? У вас какая-то дорога есть, тропинка? Что-то там, чего-то, есть у вас?

— Нет, я шёл просто в лес.

— А фонарик у вас есть? Спички?

— Только зажигалка.

— А телефон-то заряженный?

— Да… Есть немного.

— Тогда будьте на связи. Сейчас мы в 333-й учебный центр звонить будем связываться, будем узнавать. Вы хоть наберите каких-нибудь веток, сделайте костёр небольшой, хоть погрейтесь около костра!

— Тут сыро… Мёрзну…

— Всё, давайте прекращаем это.

Но после того как звонок был окончен, найти юношу так и не получилось. Стоит отметить, что его поисками действительно должны были заниматься вооружённые силы, так как иные ведомства не имеют юрисдикции для действий на полигонах.

Мать Евгения до сих пор надеется и верит, что сын жив

«Ни солдаты, ни командование об этом не скажут»

Сейчас с момента исчезновения Евгения Дёмина прошло уже почти два месяца. За всё это время ни домой, ни в часть молодой человек так и не вернулся, и никаких вестей о нём нет. А Людмилой заинтересовались местные правоохранительные органы, пребывающие в уверенности, что она укрывает сына-дезертира. У самой же женщины на этот счёт совсем другое мнение:

— Что произошло на самом деле, до момента всего случившегося, я не знаю. Понятно, что ни солдаты, ни командование об этом не скажут. А известий от сына нет до сих пор. И я полагаю, что его никто не ищет. В части мне так и сказали — нанимайте частного детектива.

На мой вопрос, если он не объявится, как мне дальше быть, ответили, что-то вроде «Через год объявите без вести пропавшим». Также все понимают, что армии такое ЧП совсем ни к чему. Тем более, прошли масштабные учения на полигоне накануне. И командованию нужно доложить, что все просто замечательно.

А при звонке в ВСО Мулино мне и вовсе ответили, что все болота высушивать не собираются.

Людмила уже неоднократно писала обращения в Минобороны и Военную прокуратуру в связи с исчезновением её сына. Судя по документам, в Мулино их тоже получали

Формально поиски Евгения Дёмина продолжаются, но его мать уверена, что делается это только на бумаге. Сама же она надеется, что её сын до сих пор жив:

— Для меня сейчас самое главное, чтобы сын смог выбраться из леса — и найти его. Полиция и военно-следственный отдел полагают, что я прячу своего сына. Но это не так. Необходимо найти сына, конечно, правду он может тоже не сказать. Но спасать то его нужно, вся жизнь впереди. Лишь бы он был жив…

NN.RU отправил официальный запрос в Министерство обороны Российской Федерации с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию

Источник: https://newsland.com/user/4297710442/content/mne-kholodno-ia-umiraiu-propavshii-v-mulino-srochnik-zvonil-v-112-i-prosil-spasti-ego/6936811

Добровольно и принудительно: как я был солдатом-срочником — Истории на TJ

Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та

Первая часть личного опыта службы в современной российской армии — про подготовку и отправление.

Памятник солдату-призывнику и его матери в сквере перед Сборным пунктом Красноярского края Фото автора

Вместо предисловия

На конец 2019 года Россия остаётся одним из тех государств, где сохраняется всеобщая воинская повинность. Подобное практикуется в Норвегии, Израиле, Швейцарии и Южной Корее, а также в ряде других стран. К слову, в 2013 году граждане Австрии отстояли воинскую повинность на референдуме.

Но что собой представляет срочная армейская служба в современной России? Количество людей, которые могут рассказать об этом на основе личного опыта, уменьшается.

Весной 2009-го в армию призвали более 300 тысяч человек, а осенью 2019 года — «лишь» 132 тысячи. Это во многом объясняется тем, что в армии и на флоте растёт число солдат-контрактников.

В 2014 году их уже стало больше, чем призывников.

 Тематическая работа от Васи Ложкина

О срочной службе в армии в российском обществе не прекращаются споры. Как правило, поводы для новых витков дискуссии дают трагические эпизоды массового убийства солдатом своих сослуживцев в Забайкалье. Для одних сограждан призывные вооружённые силы — это рабство, побои и унижения.

Их оппоненты, в свою очередь, убеждены, что «не служил — не мужик», и если в армии кому-то плохо, то это просто неженка, хлюпик и маменькин сынок.

Есть и те, кто полагают, что нынешние войска — это санаторий со шведским столом, стиральными машинами и мобильниками, где отдыхающих, видимо, по недоразумению, заставляют носить военную форму («эх, вот в наше-то время, при Союзе, всё было по-настоящему!»).

Армия, несмотря на все реформы последних десяти лет, остаётся изолированной средой со своим жаргоном, обычаями и юмором. От «гражданки» её продолжает отделять если не непреодолимая, то глубокая пропасть. Надеюсь, мой субъективный рассказ о личном опыте армейской службы в 2014–2015 годах станет небольшим «мостиком» через этот «овраг».

В первой части я расскажу о том, как люди попадают в армию. Во второй — об организации жизни в войсковом соединении, основных занятиях и событиях в солдатской жизни. А в третьей постараюсь описать неписанные «правила жизни» в солдатском коллективе, коснувшись неприятной темы неуставных отношений.

Призыв

…Один из офицеров нашего гаубичного дивизиона, лейтенант Теплицкий, был совершенно не чужд философии. Построив одним воскресным днём на плацу под дождём всё подразделение из-за провинности двух солдат, лейтенант пустился в витиеватые рассуждения.

Мол, не верит он, что у любого из нас совершенно не было возможностей не идти в армию. Хоть какие-то варианты — но были! Сильно бы хотели — не пошли.

Выходит, каждый из нас стоит здесь, под дождём на плацу вместо воскресного отдыха, из-за своего же добровольного выбора.

Более лаконичен на другом построении оказался наш командир батареи старший лейтенант Чеботарев. Умные люди в солдаты не попадают, поэтому каждый из нас, раз оказался здесь, — человек недалёкий, если не глупый, и не должен обижаться, что офицеры относятся к нему как к дураку.

(Рассуждения обоих офицеров даны в сильно смягчённом виде. Матом в армии не ругаются — матом в ней разговаривают.)

Предармейское распутье

Варианты не служить в армии (и не стать при этом уклонистом) действительно есть:

  • Избегать получения повестки из военкомата на службу. Для этого многие живут не по месту формальной прописки. Ждать, правда, надо достаточно долго — до 27 лет, и военный билет в таком случае уже пять лет как не выдают;
  • Думать о будущем заранее и своевременно получить высшее образование в университете, где есть военная кафедра;
  • Поступить в аспирантуру;
  • Добиться медицинского освидетельствования и признания себя негодным к армейской службе;
  • Выбрать что-то из более экзотических, но легальных вариантов: завести семью с двумя детьми, баллотироваться в депутаты, добиться альтернативной гражданской службы или даже выбить клин клином, отслужив в иностранной армии;
  • Внести личный вклад в отечественную коррупцию, купив военный билет.

Летом 2014 года я заканчивал университет с мыслью о неизбежности ухода в войска. Первый и последний пункты из перечня выше для меня являлись принципиально неприемлемыми.

Военная кафедра в том вузе, где я учился, не действовала. Не нашлось и желания поступать в аспирантуру, равно как и стахановскими темпами попытаться построить счастливую семью.

Я выбрал армию и сам пошёл в октябре, с началом призыва, за повесткой.

По моим наблюдениям, для большинства новобранцев армейская служба — это самый простой способ получить военный билет. Без этой красной книжечки якобы не устроиться на «нормальную работу», а «покупать» её боязно, стыдно и дорого, — это суждение в разных формах я не раз слышал уже потом, в части, от своих сослуживцев.

Другие хотели сознательно связать жизнь с вооружёнными силами, перейдя затем на контрактную службу или поступив в армейское учебное заведение. Третьих, чуть ли не принудительно, в духе пушкинской «Капитанской дочки», в войска отправили любящие родители, четвёртые — просто искали себя и своё место в мире. Так что причин пойти служить по призыву может быть много.

На полпути к службе

В большинстве случаев районный военкомат — это типичное «казённое» учреждение, с советским бетонным полом, узкими коридорами и тесными кабинетами.

На обывательском уровне принято полагать, что работающие там врачи определяют годными к военной службе почти любого. Реальность куда сложнее: призывников часто отправляют на новые обследования.

Там порой подтверждают то или иное заболевание, что даёт основание если не для освобождения от службы, то хотя бы для отсрочки.

В случае успешного прохождения всех формальностей будущий солдат получает направление в краевой (областной, республиканский) пункт сбора призывников; он же «пересыльный», он же «холодильник».

Сборный пункт нашего края. Фото сделано по рабочему заданию, почти ровно через три года после «дембеля»​ Фото автора

«Пересыльный» — это уже ворота в армейский мир. Как правило, он представляет собой стоящее где-нибудь на отшибе крупного города монументальное здание с окружённой глухим забором прилегающей территорией.

Там одетые кто во что горазд и, как правило, уже выбритые «под ноль» будущие солдаты и моряки терпеливо ждут решения своей участи (обычно не дольше 3-4 дней).

От многих ещё исходит алкогольный перегар, кое-кто щеголяет свежими «фонарями» на лицах — видимо, проводы на службу удались на славу.

В большинстве «холодильников» собравшимся юношам недвусмысленно намекают, что гражданская жизнь окончена. Путь за пределы пункта — заказан, свободное перемещение без сопровождающего «настоящего военного» — запрещено. На приём пищи или просто покурить ходят строем. Близкие приезжать проститься с будущим солдатом могут, но только в отведённое время.

«Пересыльный» — это ещё не армия, но с очень многим «армейским» здесь уже можно столкнуться.

Поэтому стоит, во-первых, внимательно следить за своими вещами, документами и деньгами (могут украсть), во-вторых — столь же внимательным быть в общении с уже несущими службу солдатами.

Нередки случаи, когда они пытаются вытрясти деньги из доверчивых призывников: либо суля «лёгкую службу», либо объясняя это необходимостью помочь попавшему в беду товарищу.

Последний день пребывания в сборном пункте открывает собой год армейской службы.

Перед убытием в часть призывнику в военном билете делают запись о присвоении звания «рядовой», выдают военную форму (нового образца, где уже нет ни сапог, ни портянок, ни подворотничка), вручают зарплатную банковскую карту. С этого момента он считается военнослужащим. Ровно через год, день в день, его должны отправить домой.

«Купцы» и их товар

«Купцами» на армейском жаргоне называют офицеров из войсковых частей, прибывших на сборный пункт за молодым пополнением. Они отбирают личные дела призывников, беседуют с «кандидатами» лично, после чего окончательно набирают команду для убытия к месту службы.

Чем престижнее тот или иной род войск, тем лучше возможности для выбора у его представителя. «Купец» из воздушно-десантных войск или морской пехоты при любых раскладах наберёт более здоровых и физически крепких ребят, чем его коллега из условных связистов или мотострелков.

Ожидающие отправки в части новобранцы. Слева, те что в синем — будущие бойцы ВКС РФ. В центре и справа — сухопутных сил. Только на одних, почему-то, сравнительно старая «юдашкинская» форма (справа), на других — более новая «офисная» (в центре). Фото автора

Обычно призывник не в силах повлиять на то, в каких войсках и в какой части будет служить.

Помню, как по пути из районного военкомата на «холодильник» один из попутчиков — спортивного вида блондин — громко хвастался, что у него-то уже всё решено и служить он будет в Кремлёвском полку.

На «пересыльном» выяснилось, что решено не всё: кремлёвский «купец» забраковал блондина из-за царапины на шее. Пришлось тому «довольствоваться» не то воздушным десантом, не то спецназом ГРУ.

В то же время двое более приятных и простых в общении ребят с моего района смогли договориться с офицерами на «холодильнике», что их личные дела отдадут только офицерам военно-морского флота — служить на суше почему-то они оба не хотели. Мне же выпала служба в артиллерийской бригаде в одной из соседних с родным Красноярским краем областей.

В элитные войска я не стремился (из-за близорукости и общей неспортивности меня бы всё равно туда не взяли), морской романтикой не страдал. А сравнительная (по сибирским меркам) близость места службы к дому показалась мне хорошим предзнаменованием: артиллерия так артиллерия.

Одним не по-сибирски тёплым ноябрьским утром наша команда в составе где-то 25 новобранцев строем, во главе с «купцом» — интеллигентного вида майором — покинула «холодильник» и отправилась на свой поезд. Из репродукторов звучало «Прощание славянки». Поздно вечером нас ждала часть.

Всё свое несу с собой

Завершу первую часть истории советами по сбору нужных вещей в армию. Здесь лучше руководствоваться мудростью древнегреческого философа Бианта: «Всё своё ношу с собой».

Расширенный вариант набора для новобранца от соседей из Белоруссии Фото TUT.BY

Необходимые вещи — это гигиенические принадлежности (мыло, зубная щётка — всё в закрывающихся футлярах, пена для бритья, набор бритв, зубная паста, дезодорант и другое). По советам бывалых я взял несколько ручек, пару-тройку тетрадей и конвертов, щётку для одежды, набор иголок и катушек ниток — белого, зелёного и чёрного цветов.

Как человек курящий, я основательно запасся сигаретами (вопреки расхожему представлению, табачные изделия в армии солдатам давно не выдают). Как любитель чтения — бросил в вещмешок две любимые книжки в тонких переплётах — «Чуму» Камю и «Искру жизни» Ремарка.

По-своему они мне потом очень помогут принять новую жизнь. Я заранее обналичил сумму где-то в 1500–2000 рублей сотенными купюрами, спрятав в мешочке для наушников на самое дно одного из карманов полученной в форме.

Это поможет в первые недели службы ещё больше, чем книги.

Брать остальное едва ли имело смысл. «Неположенное» (гражданскую одежду, лекарства, продукты питания и так далее) забирают по прибытии в часть. Поэтому съестного (несколько упаковок сладостей и чипсов) я попросил провожавших родителей и друзей принести с верным расчётом, что всё это съем вместе с новыми товарищами в дороге.

Прапорщик осматривает личные вещи новоприбывших солдат. Фото явно сделано в 2010–2012 годах, когда в армии пытались ввести «фальшпогоны» на груди вместо привычных погон на плечах. 

Немаловажный момент: в армии не приветствуются украшения, поэтому обручальные кольца или перстни надо оставить дома. Верующим носить нательные кресты разрешено, но на шнурках, а не на привычных цепочках. А вот наручные часы ни под какие запреты не попадают.

А что насчёт мобильных телефонов? Практика их использования сильно отличается не то что в разных частях, но и даже в отдельных подразделениях одной и той же войсковой единицы. Плюс ко всему, она может меняться, притом, неоднократно.

Одни офицеры закрывают глаза на использование солдатами любых телефонов, особенно если солдаты не попадаются им со своими гаджетами. Другие — изымают телефоны у личного состава, выдавая только по выходным.

Где-то возможны и иные варианты — в зависимости от фантазии командиров.

Дополнительно «телефонный вопрос» для военнослужащих этой весной осложнил президентский указ, фактически запретивший пользоваться гаджетами и сидеть в соцсетях в армии.

Исходя из своего опыта хочу сказать, что смартфон в армии — это источник не столько развлечений, сколько проблем. Его, разумеется, надо заряжать (а в условиях казармы или полевого выхода это сделать не всегда просто), следить, чтобы его не украли, не попадаться с ним на глаза офицерам и прапорщикам.

При этом в положенное время со мной и большинством товарищей связь через звонки и SMS поддерживало с каждым не больше трёх-пяти близких. Контакт с остальными неизбежно прерывался. Поэтому я сильно сомневаюсь в целесообразности использования смартфона в армии.

Главное, что следует взять с собой в армию — это правильный настрой. В чём он заключается? Во-первых, нужно осознать, что знакомый уклад жизни станет вновь доступным только через год, и очень многое из прежних привычек необходимо оставить на «холодильнике» вместе со штатской одеждой.

Во-вторых, надо настроиться на скорейшее и усердное изучение жизни новой, её правил и особенностей. Следует максимально быстро найти общий язык с новыми товарищами, даже несмотря на то, что они будут совсем непохожи на ваших «гражданских» друзей и приятелей.

В конце концов, если новобранец правильно не настроит себя сам, то это за него гораздо ультимативнее и жёстче сделает армейская среда. «Добровольное» и «принудительное» в вооружённых силах сочетаются порой самым причудливым образом.

Со второй частью можно ознакомиться по ссылке.

Эта статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

#личныйопыт #армия #россия #истории #лонгриды #лигаавторов

Источник: https://tjournal.ru/stories/129769-dobrovolno-i-prinuditelno-kak-ya-byl-soldatom-srochnikom

Последний звонок срочника Евгения Дёмина в службу спасения перед исчезновением

Один день из жизни солдата-срочника в Мулино, или Почему армия уже не та

20 сентября 2019 года около военного полигона в посёлке Мулино пропал 19-летний срочник Евгений Дёмин, служивший до этого в Подмосковье. Изначально фигурировала версия о том, что солдат самовольно сбежал из части и отправился домой, но NN.RU удалось получить аудиозапись его последнего звонка в службу спасения, где он просит определить его местоположение, заблудившись в лесу.

Прослужив всего месяц в армии, Евгений отправился на военные учения в Мулино. Через день после их окончания срочник бесследно пропал

Новость о пропаже солдата-срочника во время учений на полигоне Мулино появилась в социальных сетях в конце сентября. Правда, тогда информация была совсем другой: распространившие её люди написали, что солдат якобы ушёл в самоволку и попытался уехать автостопом домой. Для его же блага его просили вернуться в военную часть:

Но в итоге ситуация оказалась гораздо страшнее и печальнее. Молодой человек действительно пропал, но при куда более пугающих обстоятельствах. К NN.RU обратилась мать пропавшего срочника Людмила, рассказавшая нам о том, что в действительности всё было иначе.

Однако в действительности дело оказалось еще страшнее. Мы публикуем аудиозапись звонка Евгения Дёмина в службу спасения. Предупреждаем, людям впечатлительным не стоит её прослушивать. Судя по всему, у молодого человека была весомая причина покинуть часть, так как он хотел свести счёты с жизнью:

Для тех, у кого нет возможности прослушать запись, мы также публикуем сокращённую расшифровку телефонного разговора:

— Алло.

— ЕДДС по Володарскому району, здравствуйте, что у вас случилось?

— Мне холодно, я умираю…

— Где вам холодно, где вы умираете?

— В армии.

— Ну и что, все в армии служат… Вы мне объясните, вы где находитесь?

— В лесу.

— Вы военнослужащий? Вы что, отбились от своих что ли?

— Я сам ушёл…

— Зачем вы ушли-то?

— Я хотел умереть.

— [на другую линию] У нас военнослужащий в лесу около посёлка Мулино, попытка суицида, заблудился, не знает, где находится […] Он ушёл в лес с попыткой суицида. Он ушёл в лес, хотел покончить с собой, но заблудился, передумал, да, молодой человек? Вы передумали?

— Да. Я не могу идти, я замёрз.

— Вы из какой части?

— 19612.

— А эта часть где находится, в Мулино? Или вы приезжий откуда-то, приехали на учения?

— На учения. Из Наро-Фоминска.

— Наро-Фоминск… Это из Москвы, да?

— Да.

— А кто у вас командир?

— Макаров.

— А телефон у него какой, зовут его как?

— Не знаю телефона… А вы не можете пробить моё местоположение?

— Мы не можем пробить, у нас нет такой техники, чтобы пробить.

— Мне холодно…Я замерзаю…

— А вы далеко от лагеря-то ушли?

— Да… Час шёл…

— Господи…

— Вы служите постоянно в Наро-Фоминске или в Мулино? В Наро-Фоминске постоянно?

— Мы на учениях были.

— Вы где находитесь? У вас какая-то дорога есть, тропинка? Что-то там, чего-то, есть у вас?

— Нет, я шёл просто в лес.

— А фонарик у вас есть? Спички?

— Только зажигалка.

— А телефон-то заряженный?

— Да… Есть немного.

— Тогда будьте на связи. Сейчас мы в 333-й учебный центр звонить будем связываться, будем узнавать. Вы хоть наберите каких-нибудь веток, сделайте костёр небольшой, хоть погрейтесь около костра!

— Тут сыро… Мёрзну…

— Всё, давайте прекращаем это.

Но после того как звонок был окончен, найти юношу так и не получилось. Стоит отметить, что его поисками действительно должны были заниматься вооружённые силы, так как иные ведомства не имеют юрисдикции для действий на полигонах.

Сейчас с момента исчезновения Евгения Дёмина прошло уже почти два месяца. За всё это время ни домой, ни в часть молодой человек так и не вернулся, и никаких вестей о нём нет. А Людмилой заинтересовались местные правоохранительные органы, пребывающие в уверенности, что она укрывает сына-дезертира. У самой же женщины на этот счёт совсем другое мнение:

— Что произошло на самом деле, до момента всего случившегося, я не знаю. Понятно, что ни солдаты, ни командование об этом не скажут. А известий от сына нет до сих пор. И я полагаю, что его никто не ищет. В части мне так и сказали — нанимайте частного детектива.

На мой вопрос, если он не объявится, как мне дальше быть, ответили, что-то вроде «Через год объявите без вести пропавшим». Также все понимают, что армии такое ЧП совсем ни к чему. Тем более, прошли масштабные учения на полигоне накануне. И командованию нужно доложить, что все просто замечательно.

А при звонке в ВСО Мулино мне и вовсе ответили, что все болота высушивать не собираются.

Источник https://www.nn.ru/news/articles/mne_kholodno_ya_umirayu_prop…

UPD: уточнение #comment_154385544

В переписке обрезано. Там мужик сначала говорит: «главное, чтоб труба не села», а потом баба уже говорит: «тогда прекращаем это». Т.к. он сказал, что заряда немного.

Армия Пропажи людей Длиннопост Негатив Отредактировано AlexKud 8 месяцев назад

В Воронеже нашли тело призывника из Иркутской области Дмитрия Вебера. Об этом в Instagram написала его опекун Ирина Самедова.

По ее словам, тело погибшего доставили домой со следами различных травм, в том числе в паховой области.

Она рассказала, что Вебер был призван на военную службу в Брянскую область в октябре 2019 года, а 15 марта он прибыл в войсковую часть 52162 в Воронеже для подготовки и участия в параде в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

По словам женщины, 2 апреля ей по телефону сообщили, что Вебер самовольно ушел из части. Через четыре дня Самедовой сказали, что ее сына нашли повешенным. 9 апреля его труп доставили домой.

«Два офицера кинули на стол какие-то бумаги, объяснив, что они не знают, что в гробу, они прикомандированы из другой воинской части. Позже выяснилось, что передо мной стоял командир части Дмитрия и начальник по воспитательной работе этой же части Чернышев Дмитрий», — написала Самедова.

Военнослужащие объяснили женщине, что ее приемный сын Дмитрий «совершил суицид на почве неразделенной любви», пишет «Медиазона».

По словам женщины, вскрыв гроб, она увидела на теле и голове своего сына многочисленные порезы, ссадины и кровоподтеки. На левой и правой руках «не хватало частей тела большой площади». Также, рассказала Самедова, у Вебера не было гортани, отбит пах, а на шее был ожог от окурка.

«На эти и многочисленные повреждения мне пояснили, что порезы нанесены колючей проволокой. 10 апреля утром я увезла тело своего сына в город Тайшет, где произвела повторное вскрытие. Эксперт мне пояснила, что раны нанесены тупым предметом, возможно заточкой, и нанесены они в разное время, от одного дня до семи»», — рассказала женщина.

По словам Ирины Самедовой, в материалах дела о гибели ее сына сказано, что Веберу в части сделали тест на наркотики, который оказался положительным, после чего он сбежал «с голым торсом и в шлепанцах», пишет «Тайга.инфо». При этом повторная экспертиза, проведенная по инициативе Самедовой, не обнаружила ни наркотиков, ни алкоголя в крови и моче погибшего.

Ирина Самедова пояснила, что тело Дмитрия «нашли на заводе самолетов» в восьми километрах от войсковой части в подвешенном состоянии, ноги при этом «стояли на земле, рука была согнута в локте, язык за зубами». Следователь заявил женщине, что наркотики «выветрились, а ссадины на спине образовались когда тело билось».

По словам женщины, следователь еще сказал ей, что Вебера убили двое контрактников. «Также он сказал, вы ничего не докажете, армия своих не выдает», — добавила она.

https://www.instagram.com/p/CB0LWahIOGM/

https://zona.media/news/2020/06/26/veber

https://tayga.info/156479

Армия Призывники Негатив Парад Победы Убийство Воронеж Текст

Гарнизонный военный суд арестовал до 9 июля помощника начальника опорного узла связи 678-го центра связи войск воздушно-космической обороны Минобороны России, капитана Сергея Пудикова. Офицер обвиняется в том, что будучи начальником продовольственной и вещевой службы, украл со склада и продал одежду военнослужащих, включая нижнее белье. Об этом пишет «Коммерсантъ».

Дело возбуждено по статье «Мошенничество в особо крупном размере». Хищение обнаружили в ходе внеплановой проверки в 678-м центре связи. Комиссия выявила на складах крупную недостачу нижнего белья, галстуков, ботинок, летней формы. К расследованию подключили департамент военной контрразведки ФСБ.

По данным чекистов, Пудиков в 2016-2018 годах вывез из части по фиктивным документам имущество стоимостью 5,3 миллиона рублей и сбыл его через торговые точки по продаже спецодежды. Одна из них в Москве принадлежит ему через подставное лицо.

В апреле к Пудикову в Чеховский район Подмосковья приехали военные следователи, однако офицер вытолкал их за ворота. Они вызвали на помощь местных полицейских, и обыск состоялся. Дома у экс-начальника вещевой службы нашли десятки комплектов летней формы, нательного белья, а также футболок и галстуков. Пудиков не признает свою вину.

источник

Армия Офицеры Кража Форма Негатив Новости Текст

Продолжение этого Служу Ичкерии…

Проверкой видео, на котором запечатлено, как солдат в воинской части в Калининградской области заставляют скандировать «слава Ичкерии», должно заниматься командование. Об этом радиостанции «Говорит Москва» заявил министр Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров.

https://www.youtube.com/watch?v=X4IWwxkg5Ug

По его словам, нет подтверждения того, что ролик не постановочный. Кроме того, Умаров указал на отсутствие доказательств того, что на видео запечатлены чеченцы, а не военнослужащие других национальностей.

«Почему сразу нужна реакция Чечни в общем и [главы республики] Рамзана Кадырова в частности? Я не прав? Если реально выяснится, что это чеченцы, тогда, возможно, мы дадим свою оценку произошедшему», — отреагировал министр.

Ранее в сети появилось видео на котором, как сообщало издание «Подъем», уроженцы Чечни заставляют сослуживцев скандировать «служим Ичкерии» и называть их «товарищами чеченцами».

На опубликованных кадрах видно, как на построении военнослужащие здороваются с солдатами из Чечни и говорят, что служат непризнанной Чеченской Республике Ичкерия (ЧРИ, органы власти ЧРИ в России причислены к списку террористических организаций, участие в них уголовно наказуемо — прим. «Ленты.ру»).

https://m.lenta.ru/news/2020/04/30/etonechechentsy/amp/

Чечня Новости Экстремизм Негатив Армия Россия

Вот такое чудо-юдо видео появилось недавно в сети — военнослужащие одной из частей ВС РФ кричат вместе с «товарищами» из Чечни: «Служу Ичкерии!»
Собственно само видео:

Пишут что это в мотострелковой бригаде под Калининградом
из группы в вк — «Повёрнутые на войне»

https://lenta.ru/news/2020/04/30/nokhche/

Армия Дедовщина Чечня Чеченцы Армия России Негатив

Суд в Подмосковье арестовал гендиректора ООО СК «Строй Групп» Павла Бабаева и его советника Константина Лободу. Они обвиняются в хищении по фиктивным контрактам 3 млрд рублей при исполнении гособоронзаказа. Об этом сообщила официальный представитель Следственного комитета (СК) Светлана Петренко.

Генеральному директору ООО СК «Строй Групп» Павлу Бабаеву и советнику гендиректора компании Константину Лободе предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ)», — сказала Петренко в пятницу «Интерфаксу».

Она отметила, что по ходатайству следствия, в отношении обвиняемых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По версии следствия, в результате мошеннических действий Бабаева, Лободы и иных неустановленных лиц, в период 2015-2019 годов при исполнении предусмотренных госпрограммой РФ «Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ на 2011 — 2020 гг.» 11 договоров «похищены бюджетные средства порядка 3 млрд рублей. Утверждается, что деньги выведены на счета аффилированных юридических лиц при заключении фиктивных контрактов».

«При этом договорные обязательства руководством ООО СК «Строй Групп» не исполнены, а сроки реализации проектов сорваны», — сказала Петренко.

По ее словам, следователями подмосковного главка СК совместно с сотрудниками ФСБ проведены обыски по местам жительства и работы обвиняемых.

По словам Петренко, допрошены представители и сотрудники оборонных предприятий, назначены финансово-экономические экспертизы. Устанавливается круг лиц, причастных к совершенному преступлению, а также руководители фирм-«однодневок» через которые проводились операции по выводу денежных средств из РФ за рубеж.

Она добавила, что уголовное дело возбуждено по материалам ФСБ.

Согласно данным аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», компания «Строй групп» была зарегистрирована в 2007 году. Основной вид деятельности — строительство жилых и нежилых зданий, автодорог.

Выручка от продажи на декабрь 2018 года составляла более 3,5 млрд рублей, а чистая прибыль — свыше 101 млн рублей. Гендиректор «СГ» Бабаев возглавляет также ООО «ТД ЛПП» и является совладельцем ООО «Голден карго».

Показать полностью Новости Россия Негатив Армия Коррупция Хищение

Ответ на пост «Можно пожалуйста я тут куплю немного — без очереди, а то тороплюсь» или «Случай в магазине».

За последние лет 10 раза 3 знакомые мне люди предлагали купить продукты по дешевке. И начало всегда одинаковое «У моего знакомого брат/отец/сват при части работает…

Будешь брать тушенку, сгущенку, сахар? Там знаешь какие продукты качественные, в магазине такого не купишь!». На мой ответ «Я не буду есть ворованное и воров поддерживать» всегда сильно обижались, называли недальновидной дурой.

Для тех, кто думает что вся эта практика осталась в 90х, специально вспомнила — последний раз такое предложение я получила летом 2017 года.

Кстати тогда это предложение прозвучало на кухонных посиделках, и я была единственная (!) кто отказался. Народ начал радостно уточнять, что есть в наличии, какие цены, оставлять заявки..

Стыдно, господа. Как можно не понимать, что именно наличие таких «рынков сбыта» стимулирует людей при частях обворовывать солдат? И не надо лепить отмазки что от одной банки тушёнки не убудет.

Получается как посте автора «Брали «по чуть-чуть» все, начиная от командира полка и завершая наряда по столовой…

В результате, к примеру, от положенной порции мяса в кастрюле с баландой ютилось процентов десять, и нередко это была просто кость«.

Пожалуйста, не покупайте еду по таким схемам. Не поддерживайте воров.

Армия Солдаты Воровство Текст Негатив Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Источник: https://pikabu.ru/story/posledniy_zvonok_srochnika_evgeniya_dyomina_v_sluzhbu_spaseniya_pered_ischeznoveniem_7047573

Pravovoe-obesp
Добавить комментарий